ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы
Новость
10:09 / 23 декабря / 2018
Татьяна Долговаобщество«Алтайлес»вырубка

Холдинг «Алтайлес» развернул мощную кампанию против особого статуса защиты алтайских лесов

Цифры и факты о рубках в Алтайских лесах. А также о том, против кого выступили работники «Алтайлеса»? 

Глава Минприроды России Дмитрий Кобылкин заявил, что охрана ленточных боров Алтайского края от вырубок должны быть усилена. В частности, в ближайшее время их выделят в отдельную территорию с особыми правилами ведения лесного хозяйства. Заявление вызвало огромный резонанс. Холдинг «Алтайлес», основной арендатор ленточных боров на Алтае, развернул ответную информационную кампанию: видеоролики в Интернете, тысячи подписей работников холдинга против федеральной инициативы, речи районных глав в поддержку лесного бизнеса.

Арендатор заявляет: если решение по особому статусу для ленточных боров состоится, объёмы заготовки древесины по краю упадут втрое! А значит, придётся массово сокращать работников лесной отрасли. Впрочем, многие учёные и экологи называют подобные аргументы «лукавством» и объясняют: «Алтайлес», похоже, больше беспокоит сокращение собственной прибыли.

Мы выслушали мнения всех заинтересованных лиц. Смелые заявления алтайских лесников и не только адресованы не кому-нибудь, а министру природных ресурсов и экологии России Дмитрию Кобылкину. Такая вот реакция на недавнее заявление главы Минприроды о том, что для уникальных ленточных боров на Алтае пропишут отдельные правила игры, выделят специальный лесной район, а приоритетом станет защита наших лесов, а не хозяйственная деятельность.

Холдинг «Алтайлес», главный арендатор алтайских лесов и крупнейший заготовитель древесины в крае, развернул ответную информационную кампанию. 17 тысяч подписей «против». Но против чего? Или кого?

Ольга Манакова, станочник ООО «Содружество» («Алтайлес»):

–  Начальство просто предложили, что такой вариант возможен. Ну и все сами согласились Есть как бы такой человек, он хочет сократить выработку леса, что у нас не будет возможности дальше работать. Ой, фамилия Грибков, по-моему.

Алтайский эколог Алексей Грибков даже не подозревал о приписанном ему могуществе. Вносит ясность: краевые эксперты Народного фронта, лесоводы, учёные действительно не раз обращались и в Минприроды, и в Рослесхоз с предложениями: во-первых, выделить наши ленточные боры в специальный район, установить для них особые условия защиты и ужесточить противопожарное обустройство. Во-вторых, увеличить возраст рубки деревьев в ленточных борах: в 2008 году его снизили – теперь рубить сосну на Алтае можно в возрасте 101 год.

Алексей Грибков, эксперт ОНФ, эколог:

– Как раз руководитель Агентства лесного хозяйства Валентик признал, что это было сделано необоснованно. Мы говорим о том, чтобы восстановить необоснованно сниженный возраст рубок, который был ранее. Это вызывает резкий протест со стороны лесопользователей. С моей точки зрения, все объяснимо: коммерческое предприятие, которое арендует леса, его главная цель – извлечение прибыли. Чем больше рубок, объем заготовки древесины, тем больше прибыли.   

В одном из подразделений холдинга «Алтайлес»  нам показывают два соседних участка: на одном в начале нулевых проводились так называемые рубки обновления. Убрали сухостой, спелые и перестойные деревья, света стало больше – смотрите, какие теперь густые насаждения. А по соседству лес «проредили» только два года назад – говорят, со временем и он станет образцовым. Повышать возраст рубки нельзя – резюмируют в холдинге.

Валерий Савин, директор по лесному хозяйству лесной холдинговой компании «Алтайлес»:

–  Лес такая штука, что без вмешательства человека он переходит в стадию старения и гибели. При этом мы охраняем леса от пожаров, охраняем от болезней и вредителей леса, то есть мы защищаем лес.

Приводят данные: сегодня только в Касмалинском бору тысячи кубометров леса усыхают на корню. Звучит цифра в 8 млн кубов. Чтобы убрать его – а арендатор может взять с выдела не более трети общего лесного запаса, – понадобится 60 лет. Да тут ещё новая беда: ладно, уссурийский полиграф пожирал Салаирскую тайгу. А теперь стволовая гниль заразила половину древостоя. И корневая губка поразила 26% площади. Одним словом, лес надо спасать.

Михаил Чечушков, исполнительный директор ООО «Содружество» («Алтайлес»):

–  Ну, спилил дерево – ага, вроде как плохо. Но нужно же ещё понимать, что не растёт сосна вечно. К возрасту 150–170 она вся выпадает. А зачем её до такого возраста доводить, если сегодня уже 52% поражено стволовой гнилью. Она потом ни в народное хозяйство, никуда. А сегодня нет способов избавиться от корневой губки, только через смену пород.

Александр Маленко, д. с.-х. н., завкафедрой лесного хозяйства АГАУ:

– Скажете, что они её только увидали? Корневая губка существовала и существуют всюду и всегда, они уже себя выставляют в роли спасителей этого леса. Но это лукавство. Жизнь сосны по средним показателям по России 180–200 лет.

Учёный Александр Маленко тоже за особый статус для алтайских ленточных боров. Рассказывает: в своё время при Демидове на Алтае так изрядно вырубили леса, что в начале ХХ века началось опустынивание отдельных районов. Локтевскую ленту вообще потеряли.  Даже после войны распоряжением Совмина СССР в ленточных борах Алтая были запрещены все рубки, кроме санитарных и рубок ухода, – и это тогда, когда стране нужна была древесина. В соседнем Казахстане наложили мораторий вообще на все рубки в ленточных борах,  так что учёный даже исследования провести не может. Надо думать не о завтрашнем дне, напоминает профессор Евгений Парамонов.

Евгений Парамонов, д. с.-х. н., профессор:

– Деятельность холдинга, на мой взгляд, приведёт к тому, что боры будут постепенно ликвидироваться, пройдёт не так уж много времени: 10, максимум 20 лет, и все. В связи с тем, что усилится контроль, будет ликвидирован ещё один плохой вид деятельности этого холдинга – это переруб. Ведь сегодняшние правила предусматривают выборку древесины с гектара не больше 30% запаса. Допустим, запас 300 кубометров на гектаре сырорастущего леса – столько он может взять максимально. Сегодня этого же никто не придерживается.

В советское время, по данным науки, в алтайских лесах заготавливали 300 тысяч кубов древесины. И такой же объём составляли рубки ухода. Сегодня только «Алтайлес» рубит ежегодно 1 млн 200 кубометров, львиная доля арендованных площадей – в ленточных борах. При этом в Минприроды края поспешили заверить, что 90% всей древесины перерабатывается на месте, кругляк почти не вывозится за пределы. В холдинге же посчитали: если особый режим введут, то объёмы заготовки древесины сократятся втрое. А это уже – социальные последствия.

Максим Усов, заместитель директора по лесохозяйственной деятельности ООО «Содружество»:

– Сейчас работает 470 человек на нашем предприятии, то останется человек 70–80. У нас посторонних людей нет. Все люди, которые у нас на инженерно-технических должностях, а их много, получили специальное образование. Они знают, как вести лесное хозяйство, их этому учили. И вот этих вот специалистов просто выкинуть на улицу – это преступление.

Александр Маленко, д. с.-х. н., завкафедрой лесного хозяйства АГАУ:

– А когда в аренду они брали, а лесхозы все были – там было сколько людей? Они побеспокоились о них? Вот в Ключевском лесхозе было 600 рабочих. А сейчас 20–30 в каждом. Почему он про тех людей не побеспокоился?

Евгений Парамонов, д. с.-х. н., профессор:

– Когда организовывался холдинг, они поглотили все лесхозы ленточных боров. Было сокращено около 6 тысяч человек. Всё это было ликвидировано, стало ненужным. Надо было только пиломатериал.

В Минприроды края тоже ждут, что же скажет федеральный центр. Говорят, ранее обращение с просьбой рассмотреть ситуацию по ленточным борам направили, помимо экологов и депутаты АКЗС. В течение года в регионе работали три комиссии  «в полевых условиях». Сейчас именно их выводы лягут в основу решения – получат ли ленточные боры особый статус, изменят ли возраст рубки.

Владимир Попрядухин, министр природных ресурсов и экологии Алтайского края:

– В действительности мы ждём заседания научно-технического совета Рослесхоза и ждём выводов, которые будут сделаны на уровне данной организации.

А между тем на неделе президент признал: действия государства по защите лесов не эффективны. Призвал подключиться к проблеме коллег из Народного фронта и назвал лесную отрасль «чрезвычайно коррумпированной сферой».

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.