ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

Чем обернётся особый статус лесов для Алтая?

Смотрите специальный репортаж про алтайские ленточные боры в Алтайском крае.

В Алтайском крае неоднозначно отреагировали на заявление министра природных ресурсов и экологии России Дмитрия Кобылкина о том, что для уникальных ленточных боров пропишут отдельные правила игры, выделят специальный лесной район, а приоритетом станет их защита, а не хозяйственная деятельность.

Холдинг «Алтайлес», главный арендатор алтайских лесов и крупнейший заготовитель древесины в крае, развернул ответную информационную кампанию. 17 тысяч подписей «против». Но против чего? Или кого?

Ольга Манакова, станочник ООО «Содружество» («Алтайлес»):

– Есть такой человек, он хочет сократить выработку леса, что у нас не будет возможности дальше работать. Фамилия Грибков, по-моему.

Алтайский эколог Алексей Грибков даже не подозревал о приписанном ему могуществе. Вносит ясность: краевые эксперты Народного фронта, лесоводы, учёные действительно не раз обращались и в Минприроды, и в Рослесхоз с предложениями: во-первых, выделить наши ленточные боры в специальный район, установить для них особые условия защиты и ужесточить противопожарное обустройство. Во-вторых, увеличить возраст рубки деревьев в ленточных борах: в 2008 году его снизили, теперь рубить сосну на Алтае можно в возрасте 101 года

Алексей Грибков, эксперт ОНФ, эколог:

– Причём как раз руководитель Агентства лесного хозяйства Валентик признал, что это было сделано необоснованно. Соответственно, мы говорим о том, чтобы восстановить необоснованно сниженный возраст рубок, который был ранее. Это вызывает резкий протест со стороны лесопользователей.

Евгений Парамонов, д. с-х. н., профессор:

– Ключников в Рослесхозе добился, снизил до 101 года. Сейчас вопрос поднимает на 81 год, доказывает, что это самый хороший возраст и прочее. На каком основании?!

Алексей Грибков, эксперт ОНФ, эколог:

– С моей точки зрения, всё объяснимо: коммерческое предприятие, которое арендует леса, его главная цель – извлечение прибыли. Чем больше рубок, объём заготовки древесины, тем больше прибыли. 

В холдинге «Алтайлес» считают, что повышать возраст рубки нельзя.

Валерий Савин, директор по лесному хозяйству лесной холдинговой компании «Алтайлес»:

– Лес такая штука, что без вмешательства человека он переходит в стадию старения и гибели. При этом мы охраняем леса от пожаров, охраняем от болезней и вредителей леса, то есть мы защищаем лес.

Приводят данные: сегодня только в Касмалинском бору тысячи кубометров леса усыхают на корню. Звучит цифра в 8 млн кубов. Чтобы убрать его, понадобится 60 лет. Да тут ещё новая беда: ладно, уссурийский полиграф пожирал Салаирскую тайгу. А теперь стволовая гниль заразила половину древостоя. И корневая губка поразила 26% площади. Одним словом, лес надо спасать.

Александр Маленко, доктор сельскохозяйственных наук, заведующий кафедрой лесного хозяйства АГАУ:

– Ну, ещё, поди, скажете, что они её только увидали? Корневая губка существовала и существует всюду и всегда. Они уже себя выставляют в роли спасителей этого леса. Но это лукавство. Жизнь сосны по средним показателям по России 180–200 лет.

Учёный Александр Маленко тоже «за» особый статус для алтайских ленточных боров. Рассказывает: в свое время при Демидове на Алтае так изрядно вырубили леса, что в начале ХХ века началось опустынивание отдельных районов. Локтевскую ленту вообще потеряли.  Даже после войны распоряжением Совмина СССР в ленточных борах Алтая были запрещены все рубки, кроме санитарных и рубок ухода. И это тогда, когда стране нужна была древесина. В соседнем Казахстане наложили мораторий вообще на все рубки в ленточных борах.

Евгений Парамонов, д. с-х.н., профессор:

– Деятельность холдинга, на мой взгляд, приведёт к тому, что боры будут постепенно ликвидироваться, пройдёт не так уж много времени, максимум 20 лет, и всё. Локтевская лента была от Казахстана до Рубцовска и ещё на 75–80 км от Рубцовска к северу. Сегодня там до границы ничегошеньки нет, ни одной сосенки.

В советское время в алтайских лесах заготавливали 300 тысяч кубов древесины. И такой же объём составляли рубки ухода. Сегодня только «Алтайлес» рубит ежегодно 1 млн 200 кубометров, львиная доля арендованных лощадей – в ленточных борах. При этом в Минприроды края поспешили заверить, что 90% всей древесины перерабатывается на месте, кругляк почти не вывозится за пределы.

Алексей Грибков, эксперт ОНФ, эколог:

– В Алтайском крае только 26% территории покрыто лесами. А у нас заготавливают древесины больше, чем в Новосибирской, Кемеровской областях и Республике Алтай вместе взятых. И основной объём лесозаготовок – это как раз ленточные боры.

Сергей Серов, председатель комитета АКЗС по аграрной политике и природопользованию:

– И сегодня 1 млн 700, что перерабатывается на ЛДК в виде пиломатериала, всё это уходит за рубеж. Вы бы сказали, что это остаётся на строительство жилья в крае. Всё вывозится. Мы понимаем, что и для бюджета потери будут. Но нельзя сегодня такой хозрубкой наши леса превратить в пустыню.

Между тем холдинг сейчас готовится запустить ещё один деревообрабатывающий комбинат – в Павловске. И это насторожило жителей окрестных районов: где будут брать сырьё для такого мощного завода? Уж не в окрестных ли лесах?

Валерий Савин, директор по лесному хозяйству лесной холдинговой компании «Алтайлес»:

– Цель завода – использование древесины, которая сейчас не используется. Это щепа, опилки, кора, которая от уже имеющихся производств более 100 тысяч кубометров. Увеличение объёмов рубок – ложь, никто не собирается увеличить объёмы рубок на существующих территориях, в которых работают предприятия.

И вот принципиальное решение в Рослесхозе принято: ленточные боры получат особый защитный статус. Как это повлияет на объёмы заготовки древесины, насколько изменится возраст рубок – всё это в 2019 пропишут в отдельных нормативных документах.

Особый статус для наших боров принесёт и другие плюсы.

Владимир Попрядухин, министр природных ресурсов и экологии Алтайского края:

– Как раз придание сегодня отдельного статуса лесорастительного района позволит разработать для нас отдельное положение по противопожарному устройству, по охране и защите лесов.

А между тем в конце декабря президент Владимир Путин признал: действия государства по защите лесов не эффективны. Призвал подключиться к проблеме коллег из Общероссийского народного фронта и назвал лесную отрасль «чрезвычайно коррумпированной сферой».

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.