ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

Данил Дегтярёв: «Я смотрел, что происходит в городе, и тихо возмущался»

Историк и экскурсовод рассказал, как начал бороться с уничтожением исторических объектов в столице Алтайского края.

21 января 2018 года морозную дымку в старой части Барнаула разбавил чёрный дым: это полыхала контора купца Морозова, памятник деревянного зодчества. В день, когда погибло историческое здание, родился общественник и защитник культурного наследия Барнаула Данил Дегтярёв.

Данил Дегтярёв, историк, экскурсовод:

– Я смотрел на то, что у нас в городе происходит, потихонечку себе под нос возмущался, а когда случился вот этот пожар, это, конечно, переполнило чашу терпения. Это здание 1912 года, памятник деревянного зодчества, входил в комплекс усадьбы Морозова: там и дом жилой, и магазины, лавки… И в том числе контора. Потеря именно памятников деревянной архитектуры мной воспринимается как трагическая неизбежность, трагическая утрата.

Спустя год историк устроил на пожарище символические поминки. И потом словно по заказу волна разрушения начала поглощать и другие памятники архитектуры. Данил Дегтярёв стал возглавлять инициативные группы по спасению истории Барнаула. Чего стоит борьба за сохранение усадьбы купца Михайлова на Партизанской, которую «принесли в жертву» ради строительства здания для прокуратуры.

– Ещё год назад здесь была старинная красивая усадьба, построена она была в 1908 году. Состояла из двух зданий. Где сейчас груда кирпичей, был двухэтажный кирпичный жилой дом. В нём жил предприниматель Михайлов. На первом этаже был магазин, на втором этаже жил он сам.

Историк вместе с единомышленниками пикетировал здание Алтайохранкультуры, писал обращения, но всё тщетно. Ответ был один: усадьба официально памятником не является. А значит – препятствий для сноса нет. 

– Здесь мы имели полноценную городскую усадьбу, дом с красивой деревянной резьбой, кирпичный! Это вообще-то редкость, на кирпичных домах деревянной резьбы почти нет. Но вот никто к нам не прислушался, губернатор сказал, что сделать ничего не может, Минкульт тоже сделать ничего не может. И вот результат мы видим: у нас потерян, по сути, памятник.

Отношение к истории у нас не самое бережное, говорит учёный: Спичка, универсам «Сухов и сыновья», дом купца Поскотинова, Барнаульской дрожжевой завод – эти и десятки других памятников мы можем потерять навсегда.

Чтобы остановить это, учёный объединился с юристами. В паре с Игорем Бергом, руководителем «Гражданского патруля», он подробно инспектирует старинные здания. В планах – обойти не только весь исторический, но и действующий центр Барнаула. Например, общественники собираются прогуляться по Ленинскому, где много памятников советского времени, в том числе зданий в стиле знаменитого сталинского ампира.

Игорь Берг,  руководитель общественной организации «Гражданский патруль» в Алтайском крае:

– Если объект не уничтожен, но находится в неудовлетворительном состоянии, мы требуем органы прокуратуры возбуждать административные дела по факту разрушения объекта или ненадлежащего содержания. Благодаря воздействию общественности сейчас решается ситуация с домом Поскотинова: на собственника подано исковое заявление в суд. Так что результаты всегда есть. Стараемся бороться за каждый объект, пока есть возможность, пока они стоят.

Бороться не только силой закона, но и силой ума – такую тактику избрал Данил Дегтярёв. Поэтому с недавних пор историк ещё и активно водит экскурсии по Барнаулу. Например, в парк «Изумрудный», который в последние годы тоже постигло запустение.

– Вот первая точка у входа в парк, я обычно читаю стихи Маяковского, посвящённые людям Кузнецка:

Я знаю, город будет,
Я знаю, саду цвесть,
Когда такие люди
В стране советской есть.

И вот с этого я обычно начинаю экскурсию. И говорю о том, что город-сад был не только в стихах, он существовал и в Барнауле. Построен он был сразу после революции 1917 года. Центральная площадь находилась недалеко от входа в парк, а на месте входа в парк были жилые кварталы. И потом ради создания парка эти кварталы снесли в 30-е годы.

И, конечно, историк обстоятельно рассказывает о дореволюционной истории этого места: как здесь пролегал Томско-Московский тракт, по которому возили серебро в столицу империи и по которому в Барнаул прибыл Достоевский; о Крестовоздвиженском кладбище и храме, где сейчас планетарий…

Так, постепенно двигаясь по парку и по вехам его истории, Данил приводит своих слушателей на место, где мечта о городе-саде рухнула, – в район массовых вырубок. «Изумрудный» потерял более 600 деревьев. Масштабы варварства особенно хорошо видны с мемориального камня в честь участников Гражданской войны, который историк выбрал в качестве импровизированной трибуны.

Мастерству экскурсовода Данил научился на краевой станции юных туристов. И судьба, видимо, недобро подшучивает над историком: прошёл слух, что Барнаул  может лишиться и этого здания дореволюционной постройки. Так что, возможно, Пролетарская станет очередным фронтом битвы за историческое наследие. 

– Здание признано аварийным, поговаривают о том, что его могут и снести. Но проблема в том, что по закону его защитить не удастся. Оно не является ни памятником архитектуры, ни памятником истории.

Но историк не только водит экскурсии, но и сам любит бывать в городах в качестве туриста. Санкт-Петербург, Тольятти, Воронеж, Великий Новгород, Казань, Саратов… Иногда Данил ездит туда, куда путешественники нарочно вряд ли поедут, а ему интересно.

– Есть такие города, в которые не попадеёшь без необходимости. Например, какие-нибудь Осинники Кемеровской области. Я там был. Там сохранились ретротрамваи.

Куда бы ни покупал билет наш герой, он непременно возвращается в Барнаул. Пройтись дорогой Ползунова, умершего здесь за неделю до испытания своего гениального парового двигателя; прогуляться по Демидовской площади, которая из-под рекламных вывесок осторожно напоминает о былой горнозаводской славе Барнаула. Заглянуть на развалины дома Поскотинова, где колчаковцы пытали красных. И увидеть во всём этом свой спокойный и уютный дом.

– Барнаул – это часть меня, а я неотъемлемая часть этого города. Я из тех, кто не хочет отсюда уезжать. Вот почему мы любим родителей? Или почему родители любят детей? Вот потому и я люблю свой город.

– Если бы Барнаул был человеком, что  бы вы ему сказали?

– Я бы похлопал его по плечу и сказал бы: «Ничего, дружище, прорвёмся!»

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.