ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

Как в Алтайском крае ищут пропавших людей?

Регион присоединился к Международному дню пропавших детей. В Барнауле в этой акции участвуют и волонтёры поискового отряда «Лиза Алерт». На обучающем занятии отряда «Лиза Алерт» рассказали, как проходят поиски в лесу.

По легенде это случилось накануне (зачастую пропавших людей родные сначала ищут сами, и только отчаявшись, зовут на помощь). С момента, как каждый волонтёр получит сигнал тревоги – «Алерт», до начала поиска обычно проходит не больше часа. Если речь о ребёнке, то сборы стараются ограничить двадцатью минутами. Ещё до прибытия на место поисковики узнают всю возможную информацию: во что был одет человек, какие привычки имеет, в каком настроении был – помочь может любая деталь. С собой – карта, разлинованная на квадраты, туристический навигатор и компас. В том числе и для того, чтобы самим выйти из леса.

Андрей Мамаев, волонтёр поискового отряда «Лиза Алерт. Алтайский край»:

– По статистике нашего отряда, по всероссийской, 80% погибших – в лесу, в природной среде. Это люди… Их знакомые говорят: «Он знает этот лес как свои 5 пальцев». А лес не терпит самонадеянности. В течение трёх суток человек способен передвигаться. Четвёртые сутки – это уже, как правило, неспособность к перемещению, это, можно сказать, начало гибели.

Если человек потерялся, то за 2–3 часа, петляя и кружа, он уйдёт всего на пару километров. Через день радиус его поиска уже вырастает до 10 км.

Каждой группе, или, как здесь говорят, «лисе», чтобы увеличить шансы на успех, поручено работать в своём квадрате.

Здесь для новичков начинается учёба. Как ни странно, но первый профессиональный приём поиска в лесу – классическое «ау» или оклик по имени. Только сначала группа проверяет, как далеко слышно голос. Чем гуще лес, тем меньше дистанция. Здесь получилось порядка 150 метров.

Оклик – 30 секунд тишины. И так в три стороны. Сто метров вперёд и опять оклик, пока в несколько приёмов не пройдут весь квадрат. Но если никто не отозвался – это не значит, что пора уходить.

Сергей Акишев, волонтёр поискового отряда «Лиза Алерт. Алтайский край»:

– Здесь мы больше моделировали, наверное, ситуацию, что какой-то несчастный случай произошёл. Либо потеряли сознание, что не могут откликнуться. Сейчас в одном из квадратов группа работает на отклик, они проходили мимо потерявшейся девушки. На данном этапе я планирую, что они будут именно зачёсывать этот квадрат, то есть поиск человека уже в бессознательном состоянии.

Одна из ошибок дилетантов – навалиться на поиск гурьбой. Однако в одной «лисе» при прочёсывании местности не бывает больше 7 человек, иначе старший группы не сможет ею управлять. Его задача – выстроить волонтёров по прямой линии через равный интервал, чтобы рельеф между каждым хорошо просматривался, а группа шла по чётко заданному азимуту.

Вот что будет, если люди пойдут без контроля: кто-то отстанет, сместится в сторону, края лисы «сложатся» – в итоге останутся слепые участки. И поисковая брешь в пару метров может решить чью-то судьбу.

Артём Сухоруков, волонтёр поискового отряда «Лиза Алерт. Алтайский край»:

– Если мы пойдём в разнобой, а потеряшка лежачий, то мы можем реально пройти мимо него. Буквально может быть в трех-пяти метрах. Если он обессилил, он даже может не подать никаких движений. Мы можем пройти мимо, поставим на карте, что мы прочесали этот квадрат, а на самом деле свою задачу мы не выполним.

Или можно пропустить артефакт – рукотворную отметку, одежду пропавшего. Их отмечают на навигаторе, а потом рисуют трек, траекторию, по которой двигался пропавший. На открытых участках в небо поднимают беспилотники.

За летний сезон – порядка 30 выходов, реальных поисков. Чаще всего, как здесь говорят, в природной среде на Алтае теряются взрослые, пожилые: грибники или отдыхающие… Имён и фамилий пропавших поисковики не называют. В группах, в социальных сетях, лишь короткое «Найден. Жив». Или… Да, к сожалению, бывает и так.

Случается, что помощь требуется и в соседних регионах.

Наталья Звонова, волонтёр поискового отряда «Лиза Алерт. Алтайский край»:

– Двое ребятишек 6–7 лет пропали предположительно в горах Турочака, у нас все сибирские регионы, в том числе Москва, были на этих поисках. Детей нашли на 6-й день, но уже погибшими. Это был несчастный случай, мы уже ничем не могли им помочь, это очень эмоционально тяжело.

Но эту тяжёлую работу, говорят волонтёры, кроме них, считай, что некому делать. Спасатели имеют бесценный опыт поиска людей под завалами зданий, в дыму пожаров, полиция – пропавших в городе, но…

Андрей Мамаев, волонтёр поискового отряда «Лиза Алерт. Алтайский край»:

– К сожалению, в этих методах работы отсутствует поиск человека в природной среде. Я сам бывший милиционер, у меня образование специальное, я знаю, о чём я говорю. Единственная более или менее в этом отношении компетентная организация – это поисковый отряд центра «Спаса», который занимается поиском космонавтов. У них есть опыт, но их, к сожалению, маленькое количество на нашу большую страну.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» сегодня есть почти в 40 регионах страны. «Лиза» – в память о пропавшей в Подмосковье пятилетней Лизе Фомкиной. На её поиски впервые поднялись десятки волонтёров, но без опыта и нужных знаний найти девочку удалось на десятый день, погибшей. «Алерт» – значит сигнал тревоги. Призыв сделать всё возможное, чтобы избежать таких трагедий.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.