ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

Непокорённые дети войны: бывшие узники концлагерей из Алтайского края рассказали свои истории

Годовщину освобождения самого крупного из фашистских лагерей – Бухенвальда – на прошлой неделе отмечал весь мир. День памяти прошёл и в Алтайском крае. О тех, кто против своей воли совершил настоящий подвиг, сюжет Эльмиры Минбаевой.

То, что выпало на долю этих малышей, у взрослого даже в голове не укладывается. Неужели люди могли быть настолько к ним жестоки? Спустя 70 с лишним лет Анна Васильевна помнит всё… К счастью, в основном по рассказам старших братьев и сестры. Самой ей было всего 3 года, когда из деревни в Орловской области её семью эшелоном вывезли в Белоруссию в фашистский концентрационный лагерь.

Анна Шималина, бывшая узница концлагеря:

– Некоторые женщины, которые были беременные и рожали, они этих детей разрубали и давала собакам на съедение.  Я никак не могу это забыть – трупы, которые лежали возле бараков, один на одном, до самой крыши. И потом приходил трактор, загребали в яму. Там даже земля дышала, потому что были и мертвые, и полуживые.

Иначе как лагерями смерти эти места не назовёшь. Во Вторую мировую в Германии, в странах Третьего рейха и на оккупированных фашистами территориях действовало 14 тысяч концлагерей. Пять миллионов детей прошло через эти фабрики смерти. Из них – 2 миллиона 200 тысяч, которые не дожили до освобождения. Остались на чужой земле – сожжёнными, убитыми, расстрелянными….

Алла Ивановна была совсем маленькой, об ужасах плена знает только по рассказам старших. Но один день отчётливо запомнила сама – когда пришли американские солдаты, освобождавшие лагерь.

Алла Лучинина, бывшая узница концлагеря:

– Что мне очень хорошо запомнилось, я его, наверно, бы из сотни узнала этого солдата. Смотрит на меня и пальчиком так зовет. А я думаю: ну все, сейчас меня убьёт. Мама меня так подтолкнула за плечики, я шаг сделала, он ко мне и в ручонку мне насыпал конфеты, драже цветные. Я вообще понятия не имела, что это такое. А уже май был, уже всё растаяло, и я побежала, их в землю воткнула, посадила, чтоб выросли красивые цветочки.

Для тех, кому удалось выжить, испытания на этом не закончились. Родина встретила их неприветливо: многих ждали не родные города и сёла, а ссылка на север. А там – те же бараки, голод, холод и изнурительный труд. До 1988 года в СССР о детях-узниках концлагерей вообще умалчивали. Хотя среди заключённых каждый пятый был ребёнком!

В 1992 году бывших малолетних узников концлагерей официально приравняли по льготам к участникам войны. Разрешили строить мемориалы не дожившим до освобождения. На Алтае такой – единственный, в Рубцовске. Три года назад его установили на благотворительные средства. Полмиллиона рублей вложил Виктор Новиков, сам бывший узник концлагеря.

Галина Плотникова, дочь бывшего узника концлагеря, почётного гражданина Рубцовска Виктора Новикова:

– То, что мы можем слышать рассказы этих людей, общаться с этими людьми, – это огромная гордость. Когда слушаешь рассказ, да, страшно. И в то же время, когда видишь, как выжили эти люди, тот оптимизм, с которым они живут сейчас, та жажда жизни. Мы всегда с удовольствием вас слушаем, ваши воспоминания. Да, они тяжёлые, но это было, это наша история.

Барнаульские «непокорённые» о своем мемориале только мечтают. Говорят, не раз обращались и к благотворителям, и в барнаульский комитет по культуре. В ответ им говорят – ведь уже есть место памяти, Мемориал Славы, на котором каждый год 11 апреля собирается горстка оставшихся в живых узников концлагерей..

Встречи в местах бывших фабрик смерти – в Польше, Беларуси, Германии – не в пример многолюднее. Мемориалы там буквально завалены цветами, приходит много людей всех возрастов.

Но настоящее испытание для бывших узников – экскурсии в бывшие концлагеря. Несмотря на весь мучительный груз памяти, они всё равно туда едут. Огромные серые бараки, печи крематориев, газовые камеры и помещения, в которых изверги в белых халатах, лагерные медики, ставили свои бесчеловечные эксперименты….

У бывших узников концлагерей на Алтае нет своей общественной организации. Большинству уже за 80, многие с инвалидностью. Спасибо грантовой поддержке комитета по образованию, что свет увидела книга с воспоминаниями «непокорённых», которые сегодня встали на смену уходящим ветеранам войны. Выполняют ту же социальную миссию – понятно и доступно донести до нового поколения всю правду о беспощадной войне, лишившей их детства.

Анна Шималина, бывшая узница концлагеря:

– Нам сейчас нужно простое человеческое внимание. Здоровье нам никто не вернёт, потому что у нас его отобрали, но хотелось бы… вот у нас сейчас такой преклонный возраст. Видя вот это всё поколение, чтобы все жили дружнее, чтобы относились друг к другу получше. Ну коль я до сих пор живу, наверно, Богу было нужно, чтоб жить за тех, кто в том аду был уничтожен так безбожно. И пока мы живы, будет память жива.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.