ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

«Нога – дело десятое»: краевой центр медицины катастроф выплатил компенсацию мальчику из Заринска

Как установил суд, 12-летний Алексей Щербаков потерял ногу из-за несвоевременной и некачественной медицинской помощи. Сообщение прокуратуры об этом факте вызвало бурю комментариев в сети Интернет. Во-первых – и это признают сами медики, – количество жалоб со стороны пациентов на работу врачей и качество помощи в последнее время выросло. Не всегда, конечно, но эти жалобы находят своё подтверждение. Во-вторых, категория судебных исков к медицине по-прежнему одна из самых сложных.

Мы встретились с семьёй Щербаковых, жизнь которой роковой случай разделил на до и после. Извинений от алтайского здравоохранения они не дождались. Но и сами медики не считают себя виноватыми в том, что произошло с ребёнком.

3 ноября 2015-го муж и сын Галины возвращались на машине в родной Заринск из Новосибирска. В районе поворота на село Новокопылово в них на скорости врезалась иномарка. Виновник аварии почти не пострадал.

Олег Щербаков получил травмы. Его сына, 12-летнего Алексея, буквально вырезали из покорёженной машины. Подоспевшая скорая повезла парня в Заринскую больницу.

Галина Щербакова, мама пострадавшего ребёнка:

– Я, конечно, понимаю и заринских врачей, что у нас тоже специалисты. Но у нас нет такого оборудования, которое есть в Барнауле. Заринские просили, что мы парня можем потерять, у него начали отказывать почки. Барнаул говорил: если мы его заберём, по дороге потеряем. Решение встало за нами, отец подписал, чтобы в любом случае его везли в Барнаул.

Но в Барнаул ребёнка не повезли – не транспортабелен. Как позже прозвучат в суде, ЦГБ Заринска относится к травмоцентрам 2-й категории, куда и должны госпитализировать пострадавших при ДТП. К тому же сработал простой расчёт: до Заринска – 30 км, до Барнаула – 100. Сочетанная травма, оскольчатые переломы, разрыв печени – заринские медики буквально боролись за жизнь мальчика.

Алексей Бракоренко, главный врач Центральной городской больницы г. Заринска:

– Принимали его хирурги, реаниматологи, травматологи. Оперировали его здесь, у нас. И на животе, и на конечностях. Очень тяжёлый шок, большая кровопотеря. И в первые, и во вторые сутки врачи боролись за спасение жизни, все остальные вопросы были второстепенные.

На следующий день медики начинают решать вопрос с транспортировкой Алексея Щербакова в Барнаул. Всё это время шли консультации со специалистами краевого центра медицины катастроф. У мальчика нарушен кровоток конечности. Запрашивают санитарную авиацию – отказ.

Как значится в решении суда, в зимнее время заявку на вызов санавиации, согласно регламенту, принимают с 8.30 до 11 утра. Не успели – ждите следующих суток. В случае с Алексеем Щербаковым заявка поступила позже регламентированного часа. То есть доставка пациента воздушным транспортом была невозможна по техническим причинам.

Заведующий краевым центром медицины катастроф Александр Кунгуров поясняет: регламент придуман не зря – вертолёт обязан доставить пациента только в светлое время суток.

Александр Кунгуров, заведующий краевым центром медицины катастроф, заслуженный врач РФ:

– А они не полетят, время вышло. Существуют свои регламенты, и я их нарушать не хочу. После того, как я дважды видел такие катастрофы, я не хочу нарушать никаких регламентов.

К вечеру 4 ноября Алексея Щербакова на реанимобиле доставили в краевую больницу скорой помощи. На принятие решения ушло 7 часов. Но спасти ногу ребёнка барнаульские хирурги уже не могли.

Галина Щербакова, мама пострадавшего ребёнка:

– Мы просили, чтобы скорее везли в Барнаул. Просили. Но они тянули время.

Ольга Писанова, юрист, представитель семьи Щербаковых:

– На 10 часов утра 4 ноября риска потери конечности не было у Алексея. Да, нога со сложной сочетанной травмой, но ещё можно её лечить. Когда в 5 часов начали транспортировку и доставили Алексея уже к ночи в Барнаул, в 23 часа ампутация ноги была проведена по абсолютным медицинским показаниям.

С трудом получив через суд выплату от страховой компании после ДТП (нужны были деньги на инвалидную коляску), отец мальчика решил привлечь медиков к ответственности. Прокуратура семью поддержала. Но заслушивать решение суда Галине Щербаковой пришлось в одиночку. Год назад её супруг попал в ту же Заринскую больницу – с сахарным диабетом. К мужу упорно не пускали – не положено, но супруги всё время были на связи.

Галина Щербакова, мама пострадавшего ребёнка:

– Можно прийти? Нет. Ладно, думаю, 1-го пойду, мало ли там, праздник. Прихожу. «А он умер». Как умер?! Я же вчера вечером звонила, он живой был. А вы позвонили – он умер. После этого.

Коллегия краевого суда, с учётом выводов экспертизы, пришла к выводу, что помощь, оказанная сотрудниками краевого центра медицины катастроф, не отвечает требованиям о качестве, поскольку решение о транспортировке ребёнка было запоздалым. Центр медицины катастроф обязан выплатить Щербаковым 100 тысяч рублей. Они уже перечислены. Обжаловать решение медики не будут. Но и виноватыми себя не считают.

Алексей Бракоренко, главный врач Центральной городской больницы г. Заринска:

– С тем, что 100 тысяч рублей выплатили, я лично не согласен. Работа была выполнена правильно. И говорить о том, что возможно, несвоевременно, возможно, это повлияло – это такие субъективные допуски.

Александр Кунгуров, заведующий краевым центром медицины катастроф, заслуженный врач РФ:

– Во-первых, мы видим результат: ребёнок жив после тяжелейшей травмы. Нога – это дело десятое. Существуют законы в хирургии: сначала спасаем жизнь. Если спасли жизнь, спасаем органы. Если спасли органы – пытаемся спасти функцию этого органа.

В прошлом году Щербаковы получили направление на реабилитацию в Яровое. За два дня до выезда пришлось отказаться – сопровождать колясочника должен мужчина. Галина работает 24 часа в сутки в своём небольшом цехе – нужно прокормить детей и выплатить ипотеку, иначе дом заберут. Старшего сына, несмотря на уговоры матери, в декабре забрали в армию. Младший – в детском саду. Алексею поставили модульный протез. Пока парень растёт – объяснили в барнаульском протезном предприятии – подойдёт и такой. Мама узнавала: в будущем нужен «умный», бионический протез. Но цена… от 2 миллионов, и в основном Германия. Ей никогда не собрать.

Алексей Щербаков:

– Есть такие, которые сами расстёгиваются и застёгиваются. Чтобы легче было ходить, как будто коленка была живая. И мне объяснили, что пока я расту – мне не нужен он. 

Галина Щербакова, мама пострадавшего ребёнка:

– Спасибо им всем, что спасли. Но вот эта возможность… за это, конечно, обидно.


Материальное положение семьи Щербаковых очень сложное. Если вы готовы оказать помощь, публикуем номер карты Алексея Щербакова 4817 7601 3551 1958. Получатель – Алексей Олегович Щ.

Реквизиты для юрлиц:

Щербаков Алексей Олегович

40817810002003568096

Алтайское отделение № 8644 ПАО Сбербанк Барнаул

ИНН 7707083893

БИК 040173604

к\с 30101810200000000604

Код подразделения: 4486440647

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
24 июня 2018

Бригада дорожных рабочих всю ночь расчищала от поваленных деревьев подъезд к столице Алтайского...

24 июня 2018

Следователи и эксперты Ростехнадзора проводят повторный осмотр места происшествия.

24 июня 2018

Шквалы ветра повредили крыши нескольких домов и повалили деревья. 

24 июня 2018

Грозовой  шквал больше всего разрушений нанёс столице Алтайского края.

Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.