ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

Пора страховаться от паводка

Тем, чье имущество пострадает от природной стихии могут урезать финансовую помощь, если жилье не застраховано. Соответствующий законопроект уже прошел первое чтение в Госдуме. Но страховщикам неинтересны «проблемные» территории. Кому могут отказать в компенсации после удара стихии?

Вода в новый микрорайон Камня-на-Оби впервые пришла, откуда не ждали. Обь не виновата. Дома топит талыми водами с ближайших полей. У горожанина Владимира жилье хоть и новое, а не застраховано

Владимир Апевалин, житель г. Камень-на-Оби:

Нет, не предполагалось, что дом будет стоять в воде: река – далеко, выйти из берегов – нет, здесь высоко. А что с поля такое придет, озера такие будут – не рассчитывалось на это.

Не застрахованы ни жилье, ни имущество и у соседей. Даже у тех, кто «плавал» в прошлогоднее наводнение. Рассуждают примерно одинаково: за страховку надо платить, а стихия то ли будет, то ли нет.

Скоро собственникам придется задуматься. Государство, похоже, больше не намерено в одиночку решать жилищный вопрос погорельцев и пострадавших от стихийных бедствий. На это ежегодно тратятся миллиарды из бюджета. А страховать свое жилье и имущество собственники упорно не хотят.

И вот уже в первом чтении Госдума приняла законопроект об упорядочении помощи пострадавшим. Суть такова: если человек в результате, скажем, наводнения остался без жилья, но оно было застраховано – денежную компенсацию ему выплатит страховщик, причем, ее должно хватить на покупку новой недвижимости. Владельцам незастрахованных домов и квартир угол, конечно, тоже предоставят – но это будет социальное жилье, с минимальным «квадратным» нормативам на человека. И без права распоряжаться им.

Дмитрий Иноземцев, директор филиала компании «Росгосстрах» в Алтайском крае:

Многие надеются, что к ним обязательно глава района должен прийти и дом им подарить. Или глава сельского поселения. Если не тот, ни другой этого не делают, то надо письмо обязательно написать губернатору – губернатор-то обязательно поможет. Тот же пожар в Николаевке. У нас нет там застрахованных. Люди говорят: ну, у нас все сгорело, нам все построили, мы живем и радуемся, и нам не надо ничего страховать – тем более, деньги тратить. Если еще раз сгорит – нам еще раз выплатят.

А это многострадальный поселок Затон, жители которого сегодня с ледяным спокойствием ждут: затопит-не затопит? В прошлогоднее наводнение на помощь поселку с учетом всех компенсаций краевой и федеральный бюджеты выделили более 40 млн. рублей. 130 семей и вовсе получили новые квартиры в Барнауле. Вот только… по данным районной администрации, часть новоселов сегодня, оставив городские квартиры, вновь «объявилась» в Затоне.

Екатерина Смоленская, жительница пос. Затон:

Тут у нас кому дали квартиры в городе, здесь дома выселили – ну, люди привыкли к тому, что тут гаражи у них, погреба. Они с кем-то может и меняются, но только на второй этаж, что не подлежит затоплению.

Домком Екатерина Антоновна не прочь бы застраховать свою затопляемую квартиру и имущество – ей уезжать некуда. А тут еще пресловутый законопроект. Сейчас, когда режим ЧС в проблемных территориях еще не объявлен, жители имеют право застраховаться. Да только такие территории, как Затон, страховым компаниям сейчас не интересны.

Дмитрий Иноземцев, директор филиала компании «Росгосстрах» в Алтайском крае:

Есть часть территорий, которые мы не берем на страхование. Если по Бийскому району говорить, там есть территории, наподобие нашего Затона, которые топит каждый год, даже когда не объявляют паводок. Затон мы не берем на страхование. По крайней мере, можем взять, но за исключением риска паводка.

Заставить страховщиков работать в рискованных территориях может тот самый законопроект, после первого чтения отправленный на доработку. Он же должен «отсеять» финансово слабые страховые компании, которые в случае стихийных бедствий просто не смогут выплатить людям положенные суммы. Какой должна быть максимальная выплата пострадавшим – тоже пропишет документ. Ну а пока проблемы со страхованием жилья в крае главы решают на местах – по поручению «сверху».  В село Енисейское, где в прошлом году «уплыли» почти 400 домов, крупнейшие страховщики «заходить» отказались. Но сельсовет, как говорится, «дожал».

Александр Щербаков, глава Енисейского сельского совета:

Мы пригласили представителей этих компаний к себе, назначили день, сделали объявление людям. Мы, конечно, ожидали, что к нам придет много людей, послушать на каких условиях это будет происходить.  Но на самом деле пришло всего человек 15-17.

Дорога ли страховка жилья? Полпроцента или процент от страховой стоимости, которая определятся при оценке. К примеру, добротный дом в селе стоимостью не более 2 млн. застраховать придется за 15-20 тысяч рублей в год. Кстати, по статистике, имущество и жилье на Алтае чаще всего «страдает» вовсе не из-за стихии. На первом месте – пожары, на втором – проникновение нежданных гостей, на третьем – сильные ветры. И если в  Волгограде свою недвижимость страхуют 80% жителей – традиции сильны с советских времен, в Ивановской области – 70%, то на Алтае – всего 10%.

В крае  свое жилье чаще всего страхуют сельчане – люди старшего возраста со средним достатком. Владельцы же городских «квадратов» в последнее время страхуют свою гражданскую ответственность: затопили соседа снизу – и платить ему за ремонт будет страховщик. Практически не заботятся об утраченном имуществе владельцы дорогой недвижимости.

Кстати, компании предупреждают: на фоне грядущего паводка могут активизироваться агенты, которые будут любезно предлагать дешевую страховку жилья. Игроки со стажем подчеркивают: надежный полис не может стоить ни 500, ни даже тысячу рублей. И советуют внимательно читать договор: на какую сумму и от чего вас застраховали – от наводнения или всего лишь от порыва канализационной трубы.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.