ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк Выборы-2018 Погода 22 по дате Поиск по сайту Сервисы

Случайность или тенденция: почему в Барнауле разрушаются памятники промышленной архитектуры?

В Барнауле разрушается памятник культуры регионального значения – дрожжевой завод.

Смотреть на Барнаульский дрожжевой завод без дрожи не получается. Комплекс промышленных зданий заброшен. На работу в них никто не ходит. А когда-то здесь действовал, как сказали бы сегодня, инновационный кластер – место, где процветало изобретательство.

Лариса Зорина, эксперт ОНФ:

– Вообще, это место имеет культурную ценность для Алтайского края. По моему понятию, даже для Российской Федерации.

В XVIII веке сибиряки затягивали окна бычьим пузырём. Барнаульцы же смотрели на мир сквозь стёкла. Именно на этом месте два с половиной столетия назад работал стекольный завод.

Данил Дегтярёв, старший преподаватель кафедры отечественной истории АлтГУ:

– Но первоначально стекло на нём получалось не очень качественное, пока за дело не взялся наш великий земляк Иван Иванович Ползунов, который непосредственно изучил процесс производства, выявил причины того, почему стекло получается мутным, подсказал рецепт, как его очистить, и стекло стало более прозрачным.

И здесь же Ползунов построил свою «огнедышащую машину» – первый в мире паровой двигатель с двумя цилиндрами. Механизм мощностью 32 лошадиные силы мог работать на сухом месте, вдали от рек. Это был прорыв для того времени.

Юлия Абрамова, главный хранитель Алтайского государственного краеведческого музея:

– В конструкцию парового двигателя Ползуновым был заложен принцип непрерывного действия. То есть это значительно продвигало дальше эволюцию паровых двигателей в мировом масштабе.

Ползунов не дожил неделю до запуска своего изобретения. Машина проработала 43 дня и полностью окупила себя. Она остановилась, когда прогорел медный котёл. Авторитета учеников Ползунова не хватило, чтобы убедить местные власти выделить деньги на ремонт. Великое изобретение оказалось невостребованным. Паровую машину разобрали. Металлические части пустили на переплавку.

Тим Скоренко, «Изобретено в России. История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II»:

– Творение, если и не опередившее своё время, то как минимум шедшее с ним в ногу, осталось лишь бесполезной игрушкой, канувшей в реку истории. ...К сожалению, единственной вещью, которая помешала Ползунову, стала его родина.

Во время Первой мировой войны в знаковой точке Алтая построили дрожжевой завод. Он исправно работал более ста лет. Сегодня сложно поверить, что в начале нулевых годов XXI века это здание реставрировали.

Михаил Беднаржевский, корреспондент:

– Разруха здесь, конечно, полная. Всё, что можно было скрутить – скрутили. Всё, что можно было вынести – вынесли. Остался разве что вот этот шкаф. Распорядок по уборке помещений. Получается, когда-то здесь прибирали. Давайте заглянем в шкаф и убедимся, что, в отличие от сказки, никакой волшебной страны в нём нет.

Зато здесь была другая страна – «Изумрудная». Дрожжевой завод был частью печально известного холдинга. В 2016 году последнего собственника завода признали банкротом. В прошлом году у этого здания появился новый хозяин.

Лариса Зорина, эксперт ОНФ:

– Некое своё расследование провели и увидели, что собственник поменялся в сентябре у этого здания. Кто этот сейчас собственник? Мы знаем только, что это частное лицо.

В управлении госохраны объектов культурного наследия говорят: чтобы восстановить здание, нужно как минимум полмиллиона рублей. А если у собственника не окажется таких денег? На этот вопрос нам ответить не могут. Ведомство обратилось в правоохранительные органы. Возможно, в отношении собственника будет возбуждено уголовное дело.

Ксения Рябцева, замначальника отдела в управлении государственной охраны объектов культурного наследия Алтайского края:

~ Параллельно мы ведём работу по подготовке документов для обращения в суд о возложении обязанностей на собственника объекта по восстановлению данного здания.

Ну а пока суд да дело, дрожжевой завод продолжает разрушаться. К чему это приведёт – можно понять на примере другого барнаульского завода – кожевенного. На бумаге это до сих пор «объект культурного наследия регионального значения». На деле – руины, которые остались, как будто после набега варваров. Таких примеров не один и не два. Дом купца Поскотинова в центре туристического кластера давно превратился в общественный туалет и ночлежку для бездомных. Построенная сто лет назад первая барнаульская электростанция потихоньку ветшает вдали от любопытных глаз. Здание старого пивзавода словно тяготится соседством с высотными новостройками – даже охранная табличка выцвела.

Данил Дегтярёв, старший преподаватель кафедры отечественной истории АлтГУ:

– То есть у нас таких памятников истории – знаковых памятников истории, которые либо напрямую разрушаются, либо просто законсервированы и потихоньку рассыпаются, – боюсь, что ни один, ни два и даже не десять. Это тенденция.

250 лет назад паровая машина Ивана Ползунова оказалась не нужна российскому обществу. А сегодня даже место, где она была построена, приходит в запустение. Получается, что история повторяется. Оба раза в виде трагедии.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.