ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк Погода 22 по дате паводок-2018 Поиск по сайту Сервисы

srthrthsh

Судьба двоих барнаульских школьников, пропавших в Кемерово, до сих пор остаётся неизвестной

В сгоревшем кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» находились и наши земляки.

На официальном сайте Кемерово до сих пор висят два скорбных списка. В одном – опознанные погибшие в страшном пожаре, в другом – пропавшие без вести. Две фамилии из этой таблицы связали Барнаул и Кемерово. Наши земляки, Егор и Арина Сидоровы, в тот злосчастный день гостили у отца в столице Кузбасса. С 25 марта ни он, ни дети не выходили на связь. Личная страница Егора в социальной сети заполнена словами соболезнований.

Карина Шаноева, приятельница Егора Сидорова:

– Мы познакомились года два назад в лагере. Вместе ездили на одну смену, в один отряд. Очень хороший человек был. Активный, позитивный.

Из тех, кто более-менее близко знал детей, нам удалось связаться только с Кариной Шаноевой. Она училась с Сидоровыми в одном лицее. С Егором старшеклассница в последний раз связывалась за пару недель до трагедии. Говорит – в школе пропажу брата и сестры пока никак не обсуждают, ждут официальных результатов расследования. Неопознанные останки, найденные на пожарище «Зимней вишни», сейчас находятся на генетической экспертизе в Москве. Многих сегодня волнует вопрос: удастся ли выделить хрупкую молекулу ДНК из пепелища? Алтайские криминалисты уверяют: современные технологии это позволяют.

Артур Кноль, заведующий криминалистической лабораторией юридического факультета АлтГУ:

– Если это действительно родственные люди – там совпадение сразу очевидно, в пределах 100%. 99 с лишним, 98 – в зависимости от качества полученного с места происшествия материала.

И пока нет результатов, информационный вакуум порой пытаются заполнить не самыми этичными и законными способами. Украинский пранкер Евгений Вольнов, скандально известный вбросами про число погибших, перешёл на личности: не так давно человек, близкий к семье Сидоровых, был цинично разыгран по телефону.

Психологи говорят: сама трагическая ситуация – это 10% беды. Остальные 90 – личные переживания пострадавшего. Поэтому очевидно, что маме Егора и Арины сейчас просто необходимо сочувствие и помощь.

Гоар Кроян, преподаватель кафедры социальной психологии факультета психологии и педагогики АлтГУ:

– Как вариант – поддержка. Разрешать горевать человеку. Хочется плакать – пусть плачет. В это время иногда не слова нужны, а всего лишь быть рядом. А рядом пусть будут родные и близкие, которые могут понять.

Конечно, ожидание известий из лаборатории гнетёт: на ДНК-экспертизу уйдёт ещё не одна неделя. Но это же, говорит психолог, даёт и слабую надежду.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.