ВЕСТИ 22 Региона Новости за 3 минуты Слушаем Маяк по дате Поиск по сайту Сервисы

В годы войны Алтай стал кузницей офицерских кадров

В каких условиях юных курсантов готовили на фронт?

22 июня в стране вспоминали 78-ю годовщину начала Великой Отечественной войны. Казалось бы, об этом написано столько книг и сняты сотни фильмов, но некоторые факты до сих пор остаются малоизвестными. Например, то, что Алтай практически с первых месяцев войны стал кузницей офицерских кадров.

Уже летом 1941 года в Барнауле и Рубцовске для фронта начали готовить пехотинцев и миномётчиков, а в 1942 году в Славгороде открылась школа пилотов. На фронт после обучения в алтайских училищах ушли тысячи младших командиров. Многие из этих выпускников были удостоены званий Героя Советского Союза.

Лепель оборонял только курсантский полк Лепельского артиллерийско-миномётного училища. 3 июля Лепель был занят противником.

Николай Потешкин, корреспондент:

– А уже через 23 дня чуть больше 700 уцелевших человек (курсанты и преподаватели) оказались  в Барнауле. Чуть позже на Алтай передислоцируются и военные училища с Украины, Тамбовской и Саратовской областей… Но именно с  Лепельского миномётного наш регион начнёт свою историю кузницы офицерских кадров для фронтов Великой Отечественной. 

В военном городке, где сейчас  Барнаульский юридический институт, летом  41-го и расквартировали миномётное училище из Белоруссии. Уже через месяц оно отправило выпускников на фронт – из тех курсантов, кто прошёл боевое крещение, обороняя Лепель. Первый набор на Алтае закончили к сентябрю. Сформировали 5 учебных дивизионов, 15 батарей.

Александр Богуцкий, начальник научно-исследовательского отдела БЮИ МВД РФ:

– Курсантов в основном брали – это выздоравливающие, потому что в Алтайском крае было много госпиталей, из простой молодёжи проводился профессиональный отбор.

Миномётчиков учили баллистике: делать точные расчёты для стрельбы по координатам цели, вносить поправки,  учитывая скорость ветра, атмосферное давление и температуру воздуха, которые тоже влияют на траекторию снаряда. Но учёбе порой мешали постоянные хозработы. Почти вся артиллерия тогда была на конной тяге, и курсантам приходилось ухаживать за лошадьми и готовить сено. 

Из воспоминаний курсанта Ивана Козлова:

– Не начиная занятий, весь дивизион отправили на сенокос в Павлово (60 км от Барнаула), куда мы шли пехом всю ночь и утро. Курсанты, которые не были на фронте, стали хныкать, и старший  политрук Остафьев грозил им пистолетом, чем вызвал нарекания курсантов, прибывших с фронта.

Недоставало и реальной практики. Один снаряд стоил, говорили тогда, как пара хромовых сапог. Да и боеприпасы берегли для фронта. А ведь миномётчики – главная поддержка пехоты в наступлении… Каково приходилось без артогня, можно судить по истории Александра Матросова.

Подвиг Матросова в 43-м повторит наш земляк Владимир Смирнов, выпускник Барнаульского пехотного училища. Оно – преемник украинского Белоцерковского. Часть курсантов квартировали в том же военном городке, что и миномётчики. Вот только в поля выезжали чаще.

Из воспоминаний медика Мирры Ваксман:

– Полевые занятия проходили в районе Сухого Лога, жили все в землянках, спали на сосновых ветках. Солдатики после учений приходили все в снегу, потные, а задача медиков – следить, чтобы никто не обморозился. Эти уроки выживания здорово помогли нам на фронте.

Так готовили будущих командиров взводов, тех,  кто должен был поднимать солдат в атаку! Примерно такой же была учёба и в Рубцовском пехотном училище. В июле 41-го его костяком стал личный состав пехотных курсов из украинского города Бравары.  Правда, полный шестимесячный курс  ни они, ни барнаульцы чаще всего не успевали пройти.

Александр Богуцкий, начальник научно-исследовательского отдела БЮИ МВД РФ:

– Когда Красная армия отступала, катастрофическая нехватка была людских ресурсов, и вот курсантов, недоучившихся либо в звании сержанта, если кто-то больше уже отучился и имел опыт боевых действий, либо даже в звании рядовых, отправляли на пополнение под Сталинград, под Москву на фронт, под Курскую дугу.

– Здесь построение ежедневные, утренние и вечерние, перед отправкой на фронт какие-то проводы, потом они выдвигались на Социалистический, и тогда он был Социалистический проспект, по проспекту прямо шли к вокзалу, к старому зданию вокзала, и там их уже окончательно отправляли.

Чаще всего курсантов сибирских училищ отправляли на фонт массово. Одним или несколькими эшелонами.

Из воспоминаний медика Мирры Ваксман:

– Это был Ржев. Выгружались ночью под начавшейся бомбёжкой. Наутро всё стихло. Рядом с вокзалом лежат трупы наших солдат, сложенные штабелями. Потом мы узнали, эшелон с Алтая, прибывший на несколько часов раньше нашего, был полностью разбит, в нём везли выпускников Рубцовского военно-пехотного училища. Погибшие солдатики были из этого эшелона.

А вот от чего разбегалась в ужасе уже пехота вермахта. Самолёты Ил-2 немцы называли «черная смерть» или «чума». А наши лётчики – летающим танком, за неуязвимость. Он такой же символ победы, как тридцатьчетвёрка или ППШ.  Штурмовиков с самого начала войны в Саратовской области стала готовить Балашовская школа пилотов. Осенью 42-го немцы добрались до её учебных аэродромов. Пришлось переезжать на Алтай. 

Анатолий Муравлёв, журналист, писатель:

– Первым месторасположением был даже не Славгород, а Бурла. В чистом поле, а это степь,  вырыли землянки на 20–25 человек, поставили туда печки. Зима же наступала, уже осень. И первые полёты были там.

Позже школу переведут в Славгород, военный городок, где до войны готовили новобранцев.  Пилоты делали до 50 самолётовылетов в сутки. Учились ориентироваться на местности, работать в звеньях. Над городом стоял почти постоянный гул моторов. Однако находилось время и для шуток. Как-то в один из дворов техники притащили и оставили два штурмовика.  

Из воспоминаний жителя Славгорода Михаила Пудича: 

– Отец решил выяснить, почему они оказались здесь, на аэродроме встретил офицера, пожаловался. «Как я понял, вы на них летать не хотите, — засмеялся тот, — тогда растапливайте ими печь. Машины списанные». На всю зиму хватило моим родителям добротной растопки.

В небе Алтая на крыло встали 20 героев Советского Союза. Среди алтайских миномётчиков их было семь, а среди пехоты… никто точно не считал. Дело в том, что любую информацию историкам до сих пор приходится искать по крупицам, чаще в архивах Министерства обороны. Или рассказах самих фронтовиков. Через алтайские училища прошли несколько десятков тысяч курсантов. Ещё в начале нулевых в Барнауле и Рубцовске они собирались на вечера встреч. 

Николай Потешкин, корреспондент:

– Разыскать хоть кого-то из бывших курсантов  сейчас мы пытались через ветеранские комитеты. Увы. Нам остаётся лишь хранить о них память…

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Вы нашли ошибку в следующем тексте:
Просто нажмите "Отправить сообщение". Вы также можете добавить комментарий.